Деньги

В действительности обменять вам шапочки на тапочки не так-то просто. Во-первых, мне могут быть не нужны шапочки, а нужно мороженое. Вам придётся бегать искать мороженщика, которому нужны шапочки, а потом обменивать это мороженное на мои тапочки. Но даже если вам удастся всё это проделать, как мы с вами сможем обменять 1,07 тапочка на шапочку?

Чтобы не составлять длинных цепочек обмена, нужен товар-посредник, который необходим всем. В штате Виргиния таким товаром был табак. Сам я не курю, но табак за свои тапочки возьму с удовольствием. Поскольку за него я получу своё мороженое. Такой товар посредник становится деньгами. Но это не определение денег. Современные деньги совсем иные. Их нельзя даже скурить. Товар – это деньги в их младенческом состоянии. Не будем давать определение денег на всех этапах развития. Проследим логику этого развития и дадим определение современному состоянию.

С появлением денег особую роль стала играть стоимость товара, выраженная в деньгах. Эта величина называется ценой. Цена – коэффициент обмена на деньги. Вам легче выразить стоимость своей шапочки в табаке. Например, она будет стоить 100 щепоток табака. А за мой тапочек вы отдадите в 1,07 раз меньше, 93 щепотки. Коэффициент обмена денег на товар в своём изначальном варианте так же, как и у других товаров зависел от затрат труда и дохода на капитал при производстве товара, служащего деньгами.

Стоимость денег никак не влияет на коэффициент обмена шапочки на тапочек. Когда вы меняете шапочку на табак, затраты труда на его изготовление в коэффициенте обмена стоят по одну сторону дроби, когда меняете табак на тапочки – по другую. Стоимость табака в наших операциях сокращается, и мы получаем тот же коэффициент обмена тапочка на шапочку – 1,07. То есть деньги никак не влияют на стоимость. Стоимость не есть функция денег. А цена зависит от стоимости денег и от общей стоимости.

Стоимость – понятие экономическое, не зависящее от финансовой сферы. Она создаётся торговлей, а не финансовой системой. Торговля создаёт стоимость. То есть, коэффициенты обмена, тоже величину относительную. А сами богатства создаёт производство. А цена – величина относительная даже рядом со стоимостью и является свойством денег. Цена – функция отношения стоимости денег к стоимости обмениваемых на рынке товаров. Стоимости, складывающейся без влияния денег. То есть, цена в рамках финансовой системы – функция только свойств денег! Какова именно эта функция математически, мы определим в следующей главе применительно к современным деньгам. А пока проследим логику их становления.

Роль денег играли разные товары. Но постепенно выбирался самый удобный. А требования к удобству следующие – высокая ликвидность, высокая сохранность и высокая стоимость относительно массогабаритных параметров. Где-то мы уже слышали подобную песню. Эта была песня о сокровище. Сказанное не значит, что деньги и сокровище – одно и то же. Просто на начальном этапе становления денег требования к деньгам совпали с требованиями к сокровищу. В дальнейшем они стали расходиться.

К деньгам есть еще одно специфическое требование – лёгкая делимость. Разделить тапочек невозможно. Табак делится намного лучше. По счастливому совпадению золото относительно легко делится, не теряя при этом своих свойств. Похожими свойствами обладало и серебро, и тоже играло роль денег. Но по совокупности свойств проиграло конкурентную борьбу золоту.

Денежной единицей служил определённый вес золота. Золото мерилось на вес. Это порождало свои трудности. Чистота слитков могла быть не одинаковой. Один и тот же вес мог содержать разную стоимость. Проблему решило создание монетного двора. Он стал чеканить на слитках клеймо, удостоверяющее стандартный процент содержания золота. Деньги с отчеканенным клеймом продолжали приниматься на вес.

Появление монетного двора стало первым шагом к регулированию денежного обращения. До сих пор деньги создавались рынком стихийно по законам самоорганизации. С появлением монетного двора надсистеме была делегирована функция гарантии качества денег. С тех пор надсистема стала стягивать на себя всё больше и больше функций, создавая надстройку над экономикой – финансовую систему.

Следующим шагом стала чеканка не только клейма, но и краёв монеты. Монета стала не только стандартного качества, но и стандартных размеров, содержать стандартную стоимость не в весе, а в штуке. Деньги стало применять значительно удобней, не на вес, а на счёт.

Поворотным моментом в развитии денег стало создание Амстердамского банка. Амстердам город купеческий. Купцу возить с собой большое количество золота неудобно, опасно и дорого. Купец депонировал в банке золото и получал из банка документ, удостоверяющий право на требование этого золота. Купец платил банку процент за хранение этого золота. Плата составляла доход банка. Купец выигрывал за счёт сэкономленных затрат на транспортировку и охрану золота. А со своим контрагентом, расплачивался банковским документом, передавая ему право на востребование золота.

Сам банковский документ стал играть роль денег. Функция денег расщепилась. Обмениваться на товар стало право востребования стоимости денег, а не сама стоимость. Сама стоимость находится в банке и является обеспечением этого права. Обеспечением гарантий банка. Золото, бывшее ранее деньгами, становится сокровищем, обеспечивающим покупательную силу денег.

Рынку удобней пользоваться банковскими документами. Он редко востребует золото из банка. Ему достаточно самого права такого востребования в любой момент. В банке скапливается золото, годами не востребуемое рынком. Золото, ставшее сокровищем. Но мы с вами уже знаем, что сокровище – самая низкокачественная составляющая богатства. Догадывались об этом и банкиры.

Сокровище должно превратиться в капитал. И банкиры нашли способ превращения его в оборотный капитал. Они стали давать золото в долг под процент. Но получившему банковский заём пользоваться золотом тоже неудобно. Он оставляет золото в банке и получает банковский документ. Документ такой же, как получили другие купцы. Но в банке этот документ обеспечен уже не золотом, а долговыми обязательствами заёмщика.

Таким образом, средств платежа в экономике стало больше, чем изначально было денег. Поскольку настоящих денег в банке востребуется намного меньше, чем необходимо средств платежа для функционирования экономики, банк на одну единицу денег может выпустить несколько единиц платежа. То есть, обеспечить новые средства платежа, скажем, на 20% деньгами, на 80% кредитными обязательствами заёмщиков. Так банк увеличивает количество средств платежа. Отношение всей получившейся денежной массы к денежной базе (количеству первичных денег) называется банковским мультипликатором.

Появление банковского мультипликатора означает, что рынку теперь для организации денежного обращения нужно в разы меньшее количество золота. То есть в разы меньшее отвлечение богатства в форму сокровища. В разы меньшее непроизводительное использование богатства позволило использовать его в форме капитала и предметов потребления, сделало общество богаче и экономику динамичней.

Новые, вторичные платёжные средства изначально существовали в виде чековых книжек, либо в виде банкнот. Но эмиссия банкнот – слишком выгодный бизнес. И экономические власти монополизировали его. Ирвинг Фишер считал, что чеки – это не деньги. Платёжным средством является банковский депозит, а чеки лишь передают право востребования этого депозита. Поэтому он рассматривал обращение денег и депозитов.

С тех пор и деньги, и другие платёжные средства существенно эволюционировали. Сегодня место чековых книжек заняли пластиковые карточки с электронными деньгами. Даже назвать их как-то иначе, не деньгами, уже не получается. Обыватель не находит разницы между деньгами на банковской карточке и купюрой. Они на равных участвуют в денежном обращении и покупательная способность у них практически одинаковая. Поэтому нам придётся и то и другое называть деньгами. Назовём их первичными и вторичными деньгами.

Претерпели метаморфозу и первичные деньги. Сначала они стали купюрами, частично обеспеченными золотом. С отменой золотого стандарта стали купюрами и электронными записями, эмитированными Центробанком. Чем они обеспечены – понять совсем трудно. В слабых экономиках они частично обеспечены золотом и запасом валют сильных экономик – золотовалютными резервами. В сильных экономиках – непонятными словами об общенародном достоянии.

Теперь, после описания сегодняшней ситуации и её предыстории разберёмся – что такое современные деньги и из чего они состоят. Деньги – гарантированное органами власти право на получение обращаемой на рынке ценности. Вторичные деньги – право востребования первичных денег. А это порождает их вторичную, но основную функцию. Вторичные деньги – гарантированное банком право на получение обращаемой на рынке ценности.

Под ценностями имеется в виду всё, что обращается на рынке. Кроме составляющих богатства и услуг на рынке обращаются различные их производные. Когда начинается кризис, мы перестаём доверять банковской гарантии и забираем деньги из банка. Мы обмениваем наши вторичные деньги на первичные. Но на одну первичную денежку сгенерировано несколько вторичных. Мы их все уничтожаем. Мы уменьшаем банковский мультипликатор, изъяв первичные деньги из его обеспечения. Таким образом, в кризис схлопывается денежная масса. Количество денег в экономике быстро уменьшается. Так проявляется кризисная дефляция.

Но качественного описания и определения для денег недостаточно. Деньги – это величина количественная. Количество нашего права зависит не только от количества наших денег, но и от общего количества денег в экономике. В 1998 году произошла деноминация российского рубля. В одну ночь у нас стало в 1000 раз меньше денег. Но никто не проснулся обедневшим. Наше право на получение ценностей нисколько не изменилось. Потому что в 1000 раз упали цены. Цены зависят от денежной массы не каким-то хитрым образом. Цены прямо пропорциональны количеству денег и при неизменной экономике зависят только от количества денег. А поскольку экономика от денег не зависит никак, цены определяются только количеством денег.

Наше право на ценности пропорционально количеству наших денег и обратно пропорционально общей денежной массе. То есть, деньги – это право на долю ценностей. Поэтому для счастья мне недостаточно, чтобы у меня была денежка, для счастья мне надо, чтобы у вас её не было.

Получая деньги, мы видим какие-то абсолютные цифры. Но на самом деле мы получаем не абсолютную величину, а долю – величину относительную. И какова она мы не знаем. Мы получаем информацию только об одной половине дроби.

Денежная единица – право получения части перераспределяемых на рынке за один цикл оборота денежной массы ценностей, равная отношению единицы к обращаемой на рынке денежной массе. То есть это относительная величина. В этом цикле оборота она одна, в следующем будет другой. Если Центробанк эмитирует денежку и займёт её вам, он сделает меня беднее. Я получу меньшую долю от тех же ценностей, обращаемых в экономике. Если вы свяжете шапочку и отнесёте её на рынок, я сделаюсь богаче. Я за свою денежку получу ту же долю, но от большего количества ценностей.

Теперь о количестве денег в экономике. У экономистов бытует поверье, будто денежной массой можно управлять. Эмитируя деньги, мы увеличиваем монетизацию экономики. Увеличивая законодательно нормы резервирования, мы уменьшаем банковский мультипликатор и с ним денежную массу. Если норма резервирования 2%, то на одну первичную денежку банковская система может сгенерировать 49 вторичных денежек. Если увеличить норму резервирования до 20%, то предельный мультипликатор будет 5. То есть банки смогут сгенерировать максимум 4 вторичные денежки.

Но это всё иллюзии. Денежным предложением можно манипулировать при переходных процессах, для сглаживания вредных колебаний. Но для этого нужно понимать – как они протекают. А количество денег, необходимое экономике в установившемся режиме, – величина объективная и диктуется она экономикой, а не финансовой системой. Если финансовая система будет превышать денежное предложение, ничего кроме инфляции не добьётся. Чтобы понять – чем формируется количество денег в экономике, рассмотрим феномен денег ещё глубже.

Мы выяснили, что основная масса денег – это права, гарантированные банком. Но гарантия банка имеет своё обеспечение. Это кредитные обязательства заёмщика. Заёмщику банк может выдать кредит в обеспечение его капитала. Значит, объём кредита – функция стоимости капитала. Заёмщик может взять кредит под сложившийся процент, исходя из возможности получать дополнительную прибыль. Если прибыль на капитал у него больше банковского процента, он получит дополнительную прибыль. Возможность превысить этот процент зависит от производительности труда и капитала. Поскольку эти величины связаны и сводятся в конечном итоге к труду, можно сказать, что от производительности труда.

Таким образом, объём кредитов и вторичных денег – функция стоимости капитала и величины производительности труда. А вторичные деньги – это обращённый в ликвидную форму капитал. И поскольку вторичных денег в экономике намного больше, чем первичных, можно сказать, что деньги в экономике – это её преобразованный капитал. Так что фраза об общенародном достоянии, обеспечивающем денежное обращение, имеет смысл.

Конечно, банк может выдать кредит и под сокровище. Например, под ваши слитки золота. Но сокровище не производит нового богатства. Вы проедаете кредит. Вы сгенерировали некачественные деньги и сужаете экономику. Таким образом, количество денег в экономике определяется стоимостью капитала, а их качество – производительностью труда.

В классических трудах по экономике убедительно показано, что стоимость капитала тем выше, чем ниже банковский процент. Если вы покупаете недвижимость, чтобы сдавать внаём, вы сравниваете вашу инвестицию с банковским вкладом. При двух процентах годовых вы можете купить недвижимость за 50 годовых арендных плат. При десяти процентах – только за 10. Дороже не выгодно, лучше пустить деньги в оборот через банк. Поэтому экономика с низким процентом – экономика с высокой стоимостью капитала и с высокой монетизацией (отношением денежной массы к ВВП). Когда говорят, что экономика накопила много денег, это не значит, что напечатано много денег, это значит, что накоплена высокая стоимость капитала.

Обеспечение денег в финансовой системе не ограничено капиталом страны, которой эта финансовая система принадлежит. В более слабой экономике с высокой инфляцией дорогой кредит. Но крупный сырьевой капитал всегда может взять более дешёвый кредит в сильной финансовой системе. Значит, этот капитал создаёт деньги в чужой финансовой системе и служит её обеспечением. Более сильная финансовая система питается не только капиталом своей страны.

Экономисты слабой экономики с высокой инфляцией замечают, что монетизация их экономики намного меньше монетизации экономики более сильной. Ошибочно полагая, что монетизация зависит от денежного предложения, они увеличивают его. Но это столь же результативно, как больного с высокой температурой помещать в холодильник. Агония только ускорится.

Лишние деньги ведут только к увеличению инфляции, уменьшению стоимости капитала, вытеснению нового капитала в чужую финансовую систему и к дальнейшему уменьшению монетизации. То есть к прямо противоположному результату.

Мы уже видели – как вмешательство власти в экономику с целью снизить стоимость еды порождает голод в Африке. Как вмешательство власти в торговлю, борьба со спекулянтами и стимулирование прямой торговли крестьянином делает население беднее. Теперь мы видим – как действия власти по повышению монетизации экономики приводит к её уменьшению. Таковы свойства нелинейных процессов в самоорганизующихся системах. «Промочил ноги – першит в горле, промочил горло – заплетаются ноги». И таковы свойства власти – вредить экономике любым своим вмешательством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания применять.